0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Скачал, распечатал, застрелил

Скачал, распечатал, застрелил. Так ли опасно 3D-оружие?

Признак здорового государства — контроль огнестрела. Гражданский не должен ходить с пистолетом, который нигде не зарегистрирован. Даже в США, где ружьё можно купить в местном «Ашане». Но скоро всё изменится — спасибо стремительно дешевеющим 3D-принтерам. Вы уже купили маленькую оружейную фабрику?

3 сентября 2018 года войдёт в историю. В этот день горели не только костры рябин, но и пятые точки владельцев 3D-принтеров. Спасибо Сергею Кожетеву — начальнику антитеррористического центра, первому заместителю начальника центра спецназначения Службы внешней разведки. Обладатель избыточной должности выступал на конференции «Противодействие незаконным поставкам оружия в контексте борьбы с международным терроризмом». Ничто не предвещало беды — чиновник посетовал на «угрозу создания гибридного террористического холдинга», предположив, что ИГИЛ* и Аль-Каида* вскоре объединятся. А потом выдал это:

Головной болью для правоохранительных органов может стать применение террористами достижений в использовании 3D-принтеров. Изготовление из полимерных материалов различных вариантов оружия, которые практически невозможно обнаружить, может привести к взрывному риску для (безопасности) объектов критической инфраструктуры, а также авиатранспорта.

Сергей Кожетев начальник антитеррористического центра, первый заместитель начальника центра спецназначения СВР России

Слова Кожетева вызвали бурную реакцию на ресурсе, посвящённом 3D-печати. Комментаторам показалось, что «сейчас начнут закручивать гайки». Небезосновательно — вокруг «игрушечных» пистолетов всё больше шума, и это может стать угрозой нового времени. Так стоит ли опасаться 3D-оружия или это просто очередные страшилки чиновников? Разбираемся.

Террористы с детскими пушками

Кожетев — не первый, кто заговорил о террористической угрозе, исходящей от пластиковых стволов. Ещё в феврале 2017-го американский сенатор Эдвард Марки заявил, что «свободное распространение 3D-оружия несёт угрозу для безопасности Америки». Аргументов у сенатора два. Первый — распечатанный пистолет не имеет идентификационного номера, следовательно, его нельзя отследить. Второй — такой же, как у сотрудника СВР: пластмассу не видят рамки металлодетектора.

Значит, огнестрел можно пронести на концерты, вокзалы, в школы и другие социальные объекты.

Апологеты 3D-принтеров, разумеется, не согласны. Мол, к пистолету всё равно нужны патроны — их-то детекторы видят. Да и без металла в конструкции не обойтись, иначе как изготовить хотя бы боёк и соединительные склёпки?

Кто тут прав, а кто заблуждается? Сказать сложно. Законодательство США разрешает самодельное оружие, но в нём должно быть не менее 3,7 унции стали — чуть больше ста граммов. Зачем? Чтобы металлодетектор наверняка определял огнестрел. Если меньше — есть вероятность, что рамки ничего не найдут.

Но вот проблема. Обычно в распечатанных пистолетах стали почти нет: гвоздь в качестве бойка, пара склёпок, да и всё. В конце концов, сто грамм — это не так много, iPhone 5S весит чуть больше. В аэропорте, конечно, заметят, а ручной детектор найдёт даже булавку — если выкрутить настройки чувствительности. Но арочные металлоискатели здесь пасуют. Поэтому энтузиасты добавляют набойку, чтобы набрать «критическую массу» и не провоцировать блюстителей. Однако никто не мешает её снять. А потом взять один патрон — весу-то около 10 граммов — и пойти на открытый концерт. И выстрелить.

Убивает? Да. Калечит? Запросто.

Знакомьтесь, это Liberator — предмет многолетних дебатов в США. В 2013 году американец Коди Уилсон опубликовал в интернете чертежи огнестрельного пистолета: скачиваете, включаете принтер, заправляете пластиком, получаете настоящее оружие, которое стреляет. Правда, один раз. Зато стоит 9,5 доллара — тот же «Глок» в легальном магазине обойдётся в $400. Уилсон не случайно назвал изобретение «Освободителем». Так он выразил гражданскую позицию, а заодно сослался на модель FP-45 Liberator — однозарядный пистолет, который использовали американские подпольщики в период Второй мировой.

Спустя какое-то время о чертежах узнало Бюро по контролю над алкоголем, табаком, огнестрельным оружием и взрывчаткой в США. Чиновники скачали файл, склеили пистолет и протестировали. Вывод — пуля 38-го калибра, выпущенная из «Освободителя», может а) пронзить человеческую плоть на 7-10 см, б) пробить череп.

Специалисты установили, что убить из 3D-пистолета реально. Правда, не рассказали, с какого расстояния — очевидно, практически в упор.

Вскоре к Уилсону постучали спецслужбы, настойчиво рекомендуя удалить файлы. Чертежи мог скачать любой пользователь интернета, что делало Коди международным распространителем оружия. Инженер-любитель закрыл доступ, но и сдаваться без боя не собирался — вскоре он подал ответный иск о нарушении его прав на владение оружием и свободу слова.

В итоге обе стороны нашли компромисс: компания Defense Distributed, основанная Уилсоном, получила право публиковать чертежи, но печатать оружие могут только пользователи с соответствующей лицензией. Кроме того, в распечатанный пистолет обязательно нужно вставлять металлический блок, чтобы огнестрел могли «увидеть» металлодетекторы.

А что в России?

Легально в России можно купить травматическое, пневматическое или газовое оружие. Из огнестрела — только охотничьи ружья. Сначала нужно получить лицензию на приобретение, а в случае с гладкоствольным оружием — ещё и разрешение на хранение, плюс сдать экзамен. Условия строгие: возраст от 18, отсутствие судимостей, алкогольной или наркотической зависимости, хорошее зрение и психическое здоровье. Всё подтверждается справками.

Казалось бы, идеальные условия для арсенала на дому — 3D-принтер не будет задавать вопросов и без проблем распечатает почти полноценный боевой механизм. С метра попасть можно, а большего и не требуется. Однако не всё так просто. В отличие от США, в нашей стране самостоятельно изготавливать оружие нельзя — это преступление, регламентированное ст. 223 УК РФ. Юридическую сторону вопроса прокомментировал частнопрактикующий адвокат Владимир Сундаков.

Право граждан на приобретение оружия не относится к закреплённым в Конституции РФ правам, не является абсолютным и может быть ограничено.

Оружие относится к числу вещей, ограниченных в обороте. Стать его владельцем можно лишь при соблюдении ряда условий (получение лицензий, разрешений и т.п.).

С момента изготовления оружие попадает под понятия его хранения. Поскольку, будучи произведенным, с этого момента оружие начинает храниться у его производителя. Независимо от того, по каким технологиям и каким образом оружие будет изготавливаться и серийно производиться (при помощи 3D-печати или иных новаторских способов), ответственность за его изготовление и незаконный оборот остаётся.

Владимир Сундаков частнопрактикующий юрист

Иными словами, в России правовой статус 3D-оружия такой же, как и у старых добрых самодельных стволов. Производить, хранить, продавать и ходить с ними по улице — нельзя. Только если вы не хотите заплатить штраф или уехать далеко и надолго, конечно.

Отдельных умельцев такая перспектива не останавливает — практика «самопала» цветёт в нашей стране ещё со времен СССР.

Более того, сейчас в России растёт рынок неучтённого оружия, где немалую долю составляет разного рода «хэндмейд». Как пишет, «Газета.ру», ссылаясь на эксперта, популярностью пользуются «травматы», переделанные под боевые пистолеты.

Конечно, подобные поделки зачастую крайне низкого качества, но для одноразового использования они вполне подходят. Наконец, есть и мастера, которые делают «самопалы», по качеству ни в чем не уступающие заводским образцам, а порой и превосходящие их.

Эрик Котляр главный редактор газеты «Столичный криминал»

Читать еще:  Как сделать оригинальный букет из фруктов своими руками

Что мешает всем этим прекрасным людям купить 3D-принтер и лепить дешёвых уродцев из пластмассы и металла? Пока — низкая надёжность таких пистолетов. На видео наглядно показано, чем иногда заканчивается использование подобной штуки — стрелок мог остаться без пальцев. Но что будет потом?

Пластик + сталь = ?

Сейчас 3D-пистолеты — слабая угроза нашему обществу. Однако технологии не стоят на месте. Распространяется гибридный способ: часть оружия печатается на принтере, часть — металлическая. В США это довольно популярная схема, потому что запчасти винтовок не отслеживаются; можно безнаказанно делать почти боевой огнестрел. Кроме того, принтер позволяет модифицировать оружие.

В интервью USA Today владелец компании по 3D-печати рассказал про клиента, который хотел при помощи пластиковой детали превратить полуавтоматическую винтовку в автомат. Именно такой трюк провернул стрелок в Лас-Вегасе, только детали он использовал обычные, купленные в магазине.

В России есть спрос на такого рода услуги — оперативники регулярно изымают легальные образцы, переделанные в боевые. Сейчас модификациями занимаются «рукастые мастера», но уже через несколько лет нишу могут занять 3D-принтеры — и государству придётся как-то реагировать.

Если 3D технологии и техника станет массовой и доступной для граждан, можно предположить, что законодатель попытается распространить определённые ограничения на 3D-принтеры и подобные им устройства, а также пойдет по пути запрета публикации чертежей оружия в Интернете и отдельного выделения такого состава преступления, как изготовление и нарушения порядка производства оружия с помощью 3D-технологий.

Владимир Сундаков частнопрактикующий юрист

И всё же мы на пороге больших перемен. Маленькую, аккуратную машинку может купить любой, кому не жаль 30-40 тысяч рублей. И сделать с её помощью смертоносное оружие. Без специального станка. Без связей в криминальном мире. Без технического образования. Без, наконец, прямых рук. Скачал, распечатал, выстрелил. Вот он — дивный новый мир. И нам придётся в нём жить.

* — запрещённые на территории РФ террористические организации

«Идти до конца». Перестрелка айтишника и сотрудников КГБ в Минске

31-летний Андрей Зельцер, убитый сотрудниками КГБ Беларуси во вторник во время перестрелки в квартире на улице Якубовского в Минске, «подозревался в совершении особо опасных преступлений, связанных с терроризмом», – сообщила в среду Генеральная прокуратура Беларуси. Видео перестрелки Зельцера широко обсуждается не только в Беларуси, но и в России: одни считают его постановкой, другие – знаком того, что белорусское общество готово в условиях ужесточающихся репрессий перейти к силовому противостоянию правоохранительным органам и спецслужбам режима Александра Лукашенко.

Первое сообщение о перестрелке появилось в оппозиционном белорусском телеграм-канале NEXTA в половине восьмого вечера. Вслед за этим видео инцидента было опубликовано в нескольких провластных телеграм-каналах, а примерно через час – в телеграме и на ютьюбе государственного информационного агентства «Белта». Оно сразу привлекло к себе внимание тем фактом, что оказалось смонтированным из кадров с двух камер: одна была установлена на полке в комнате, где находился Зельцер и его супруга, вторая находилась в руках у одного из сотрудников КГБ.

Как сообщило агентство, раненный выстрелом Зельцера сотрудник КГБ позже скончался, после чего Следственный комитет Беларуси возбудил уголовное дело по статье «Убийство лица в связи с осуществлением им служебной деятельности». В действиях сотрудников спецслужб Генпрокуратура не нашла нарушений закона.

Почему сотрудники КГБ пришли к Зельцеру домой?

Как сообщает «Белта», сотрудники КГБ (на видео видно, что их было как минимум семеро) осуществляли «специальные мероприятия по отработке адресов, по которым могли находиться лица, причастные к террористической деятельности». Не исключено, что речь на самом деле идет о людях, в соцсетях которых были найдены антиправительственные публикации: Андрей Зельцер, как следует из постов в одном из его аккаунтов в инстаграме, активно участвовал в протестах 2020 года против итогов президентских выборов в Беларуси и даже написал своего рода манифест, в котором призвал несогласных с присуждением победы Александру Лукашенко «идти до конца».

Назвать Андрея Зельцера «террористом», исходя из имеющейся о нем информации в открытых источниках, сложно. Как следует из его профиля в социальной сети LinkedIn, он был лидером команды разработчиков в американской IT-компании EPAM Systems. Эта компания может быть еще одним ключом к ответу на вопрос, почему силовики пришли в квартиру Зельцера: в августе этого года Александр Лукашенко обвинил ее основателя, выходца из Беларуси Аркадия Добкина, в финансировании протестов в стране. Радио Свобода не удалось найти информацию о визитах милиции или КГБ к другим сотрудникам EPAM Systems. Как сообщает телеграм-канал «МотолькоПомоги» со ссылкой на анонимный источник, около двух часов дня из квартиры, где произошла перестрелка, в милицию поступил звонок о том, что неизвестные пытаются выломать в нее дверь.

У Андрея Зельцера есть еще один аккаунт в инстаграме. Там он опубликовал 13 августа 2021 года фотографию охотничьего ружья ИЖ-27, которое можно увидеть в его руках на видео перестрелки, снятом камерой в комнате. На сайте iHunt.by есть данные о том, что в тот же день Зельцер оплатил государственную пошлину на право охоты. Сообщается, что он состоял в белорусском обществе охотников и рыболовов.

Что известно о Зельцере и погибшем сотруднике КГБ

В свободное время Андрей Зельцер увлекался спортом: бегом и фехтованием. По словам его друзей, во вторник утром он был на тренировке. «Андрей – кандидат в мастера спорта по рапире, но сейчас тренируется на сабле. Занимается он в любительском клубе. Там год назад мы и познакомились. Тренировки у него трижды в неделю, и он их не пропускает. В понедельник с 20 до 22 он тоже был на занятии. Я заезжал в клуб по своим вопросам, и мы ненадолго пересеклись. Настроение у него было хорошее, как всегда, на позитиве», – цитирует белорусское издание «Зеркало» слова одного из знакомых Зельцера. «Зеркало» также уточняет, что супруга молодого человека работала в магазине косметики. В среду телеграм-канал NEXTA назвал ее имя – Мария Успенская. Сразу после перестрелки ее задержали и доставили в печально известный минский изолятор временного содержания на улице Окрестина. Успенская подозревается в «соучастии в убийстве сотрудника КГБ». У Марии также был 10-летний сын Владислав, которого пока забрали к себе ее родители. Квартира, в которой произошла перестрелка, принадлежала им.

Журналисты еще одного белорусского сайта, Reformation, пообщались с соседями и друзьями погибшего. «Он был очень отзывчивым. … Андрей очень добрый парень», – рассказала им его соседка по минскому району Уручье и знакомая еще со школьных времен.

О погибшем в результате перестрелки с Андреем Зельцером сотруднике КГБ известно меньше. Как и Зельцеру, ему был 31 год. На видео слышно, что другие члены группы называют его «Димой» и «Нирваной». Вечером во вторник в группе «Я-ВОЕННЫЙ.БЕЛ» в социальной сети «ВКонтакте» была опубликована фотография спецназовца с надписью «Нирвана» на экипировке и плачущим смайликом.

В среду телеграм-канал BYPOL (белорусская инициатива, созданная бывшими сотрудниками силовых структур для противодействия белорусским властям) написал со ссылкой на свои источники, что под позывным «Нирвана» работал боец группы «Альфа» КГБ Дмитрий Юрьевич Федосюк. Как писали белорусские СМИ летом 2020 года, «Альфа» активно участвовала в подавлении протестов после президентских выборов, используя резиновые пули и светошумовые гранаты. По данным BYPOL, мать Федосюка является руководителем одного из подразделений центрального аппарата КГБ Беларуси. У погибшего осталась 4-летняя дочь. Независимого подтверждения информации о личности погибшего сотрудника спецслужбы нет.

Читать еще:  Бойлер из газового баллона

Агентство «Белта» публикует фотографии и видео импровизированного мемориала памяти погибшего в перестрелке сотрудника КГБ у здания ведомства.

Вопросы к видеозаписи

Сразу у нескольких пользователей социальных сетей и журналистов (1, 2) возникли вопросы к видео перестрелки – они сомневаются в его подлинности. По мнению этих людей, речь может идти о провокационной постановке с целью оправдать усиление репрессий в отношении белорусской оппозиции.

Так, журналисты «Зеркала» задаются вопросом, откуда взялась камера на полке шкафа в комнате Зельцера, куда «пропало» видео, которое снимала на телефон его супруга, а также почему сотрудники КГБ пришли в квартиру без защитного обмундирования. На большинство этих вопросов можно дать простой ответ: Зельцер был айтишником с восьмилетним стажем работы, и сам факт наличия у него камеры вряд ли может удивить. Пока сотрудники КГБ пилили болгаркой входную дверь, у него было достаточно времени, чтобы включить запись (попавшую после его смерти в руки силовиков). Следственный комитет Беларуси заявил, что Зельцер вел запись «ради хайпа».

Жена Зельцера сразу же была задержана, и времени выложить куда-то снятое видео у нее попросту не было (а сотрудники КГБ могли решить его не публиковать). Отсутствие бронежилетов и других защитных средств можно объяснить тем, что пришедшие к Зельцеру в рамках рутинной «отработки адресов» силовики могли попросту не ожидать, что их встретят с оружием в руках (неизвестно, насколько пристально они изучали личность Зельцера перед визитом к нему, а если и изучали – могли не найти его второй аккаунт в инстаграме с фотографией ружья и не проверить данные о наличии у него лицензии на охотничье оружие).

Тем не менее, экс-подполковник МВД Беларуси Александр Азаров в интервью телеканалу «Настоящее время» настаивает на том, что видеозапись перестрелки «нереальна»: «Не видно тела, не поврежден шкаф, не слышно выстрела ружья».

Реакция белорусских властей и сторонников оппозиции

Провластные белорусские СМИ еще во вторник предсказуемо разразились гневными сообщениями в адрес противников Лукашенко в связи со случившимся.

«Это убийство стало апофеозом экстремизма и для всего белорусского народа открыло истинное лицо предателей-террористов, негодяев и подлецов, преступников, скрывающихся за рубежом, и тех, кто их укрывает и финансирует», – цитирует «Белта» слова заведующего отделом социологии государственного управления Института социологии национальной академии наук Беларуси Николая Щекина.

Депутат Палаты представителей Национального собрания Беларуси Олег Гайдукевич также возложил ответственность за перестрелку и гибель сотрудника КГБ на внешние силы.

«Мы должны четко понимать, что те силы, те центры, которые делали ставку на государственный переворот в стране, сейчас делают ставку на терроризм и экстремизм для того, чтобы таким образом взорвать наше общество и решить свои задачи. Санкции – это тоже элемент, который направлен на рост терроризма и экстремизма. Это мы тоже должны понимать. В отношении страны идет гибридная война. С террористами разговора быть не должно», – сказал Гайдукевич в интервью телеканалу СТВ.

На фоне этого и других подобных комментариев сам Александр Лукашенко заявил, что «безнаказанным это [преступление] не останется».

Живущая в Литве бывший кандидат в президенты Беларуси Светлана Тихановская, в свою очередь, назвала произошедшее «трагедией» и выразила соболезнования родственникам обоих погибших:

«Вчера случилась трагедия. Ее причина в том, что беларусов без суда и следствия бросают в тюрьмы, пытают, дают уголовные статьи за позицию. Закон больше не защищает людей, а люди вынуждены защищать себя сами.

Удержание власти насилием столкнуло людей, которые в принципе никогда бы не оказались врагами. Оно же привело к ситуации, когда от нас скрывают правду о произошедшем, когда люди не верят «официальным» сообщениям.

Я хочу выразить соболезнования родным погибших. Смерть любого человека – это огромная потеря. Беларусы не должны умирать из-за нежелания всего лишь одного человека принять реальность и уйти. Дети не должны терять своих отцов, а матери – своих детей. Чтобы этого не происходило, нужно остановить насилие, вернуть в страну честное следствие и суд, освободить и реабилитировать всех политзаключённых и начать диалог с народом. Иначе каждый день промедления – это угроза новых безвинных жертв», – говорится в заявлении Тихановской.

Радикально настроенные противники действующей белорусской власти напоминают о непрекращающихся жестких репрессиях по отношению ко всем несогласным с самим фактом правления в стране Александра Лукашенко и считают случившееся знаком, который говорит о готовности людей переходить к вооруженному сопротивлению. Действия Алексея Зельцера они считают реализацией законного права на самооборону.

«Пока живо человечество, всегда, в любом самом запуганном обществе находятся люди, для которых свобода и честь дороже своей жизни. 31 летний Андрей Зельцер – программист международной компании EPAM, спортсмен-фехтовальщик, триатлонист, семейный человек, отец сына, не был политически активным протестующим. Но когда режим Лукашенко захватил власть в стране и жестоко подавил все протесты, минский программист решил сделать что-то, из-за чего лукашенковское КГБ ворвалось к нему домой. У Андрея было что терять — семья, работа, дом. Но в Беларуси нет свободных СМИ, нет сколько-нибудь справедливых судов, нет защиты прав человека, и всех оппонентов режима Лукашенко могут подвергнуть пыткам и избиениям без всяких ограничений. Человек может бесследно исчезнуть, его могут убить. Попадать в руки КГБ – значит быть жертвой, и не иметь возможности себя защитить. И когда 28 сентября КГБ начало ломиться в его квартиру, Андрей Зельцер не захотел стать жертвой. Программист не паниковал — он хладнокровно включил видеозапись, зарядил охотничье ружье картечью, и когда КГБ ворвалось в квартиру застрелил одного из нападавших силовиков. Андрей Зельцер погиб в своем доме под огнем противника».

Еще одним, довольно неожиданным последствием стрельбы в Минске стала блокировка в Беларуси сайта «Комсомольской правды» (выпуск локализованной печатной версии издания был прекращен белорусскими властями еще после протестов 2020 года). По словам главного редактора КП Владимира Сунгоркина, причина – именно в заметке, посвященной случившемуся на улице Якубовского.

«Пока министерство информации Белоруссии ничего официально не сообщило. Я думаю, что это случилось из-за заметки, которую мы опубликовали в 22 часа. Материал об айтишнике, который застрелил из охотничьего ружья сотрудника КГБ при штурме квартиры. В этой заметке есть комментарий одноклассницы о скончавшемся сотруднике IT-компании. По словам девушки, погибший парень старался быть независимым, всегда выбирал правду и справедливость. Всего два абзаца с хорошей характеристикой парня решили судьбу издания. В принципе, в Беларуси уже этого достаточно для того, чтобы закрыть крупнейший информационный ресурс», – рассказал Сунгоркин в интервью российской «Национальной службе новостей».

Само Министерство информации в официальном сообщении не говорит прямо о статье про Андрея Зельцера, объясняя блокировку сайта «Комсомольской правды» появлением на нем «публикации, в которой содержатся сведения, способствующие формированию источников угроз национальной безопасности, заключающихся в искусственном нагнетании напряженности и противостояния в обществе, между обществом и государством».

Как боевой офицер Буданов насиловал молоденькую чеченку.

Эта дикая история всколыхнула всю страну: по словам начальника Генштаба Анатолия Квашнина, участвующий в проведении контртеррористической операции полковник Буданов изнасиловал и убил восемнадцатилетнюю девушку, жительницу села Танги. Говорят, что обнародовать этот факт и сурово наказать офицера распорядился сам Владимир Путин, и впервые военное командование поспешило вынести сор из избы. Впрочем, ход расследования этой варварской выходки был жутко засекречен — военная прокуратура будто воды в рот набрала.

Читать еще:  ИНСТРУКЦИИ ДЛЯ РЕМОНТА И ЭКСПЛУАТАЦИИ ГРУЗОВОЙ СПЕЦТЕХНИКИ

Воскресный денек 26 марта в штабе 160-го гвардейского танкового полка, расположившегося у селения Танги (в 4 км южнее Урус-Мартана), обещал быть веселым. Война для забайкальских танкистов заканчивалась — вскоре они должны были вернуться на зимние квартиры.

Впрочем, основной повод был не в радости от предстоящего возвращения домой — ехать-то еще не завтра. 26-го командир полка Юрий Буданов праздновал двухлетие своей дочери. Пьянка, учитывая пристрастие к алкоголю молодого полковника (два месяца назад досрочно присвоили), обещала быть грандиозной.

За стол в полевой офицерской столовой сели в обед, в два пополудни. Собралось все командование полка: сам «кэп» и его замы — подполковник Арзуманян, начштаба подполковник Федоров, вооруженец подполковник Бобряков, воспитатель майор Силиванец, тыловик подполковник Селихов. Все свои. Присутствие четырех офицеров из управления Сибирского военного округа, приехавших в полк для инспекторской проверки, никого не смущало — все-таки на войне собрались, после боев, когда и выпить не грех. Опять-таки старое армейское правило: кто не пьет — может заложить, а значит, пить должны все. Причем много. Темп задал Юрий Буданов, которого здоровьем бог не обидел — бутылка командиру что слону дробина. Выпили за командирскую дочку, за самого командира, за погибших товарищей, чтобы за самих третий тост не поднимали. А дальше пошло-поехало.

Справедливости ради отметим, что от праздничного стола загулявшие офицеры иногда отрывались. Полковник Буданов дважды наведывался в соседнее Танги — развлечься. Он врывался в село на трех боевых машинах и устраивал там «зачистки» с обысками домов и задержаниями местных жителей.Ни приказа из штаба, ни запроса у вышестоящего командования на проведение «операции» не было, Полковником двигал боевой пыл и жажда мести всем чеченцам без разбора. Заодно нужно было пополнить запасы быстро иссякавшего спиртного.

Искать водку у чеченцев бесполезно, законы шариата запрещают им употребление спиртного. Глава сельской администрации Шамиль Джамбулатов, попытавшийся было это объяснить, получил по физиономии. Командир полка, которому не понравилось, что «какой-то чеченец» пытается ему возражать, избил главу в присутствии жителей села и своей охраны из роты связи.

Веселье в штабе продолжалось. К семи вечера проснулся боевой зуд у начштаба. Подполковник Иван Федоров запросил у командира «добро» на огневой удар по селению Танги: «Дмитрич, давай нае. ем по «чехам», что они там выхлебываются? В целях, так сказать, проверки боевой готовности». Буданов был добр: «Мочи, Иваныч, че их жалеть!»

Пошатывающийся начштаба побрел выполнять боевую задачу.

— 3-з-залпом по противнику осколочными п-п-пли! Огонь, вашу мать! — разбушевался подполковник Федоров в расположении разведроты, пушкам которой предстояло стереть обиду командира полка на непочтительных чеченцев.

Исполняющий обязанности командира разведчиков старший лейтенант Багреев, видя, в каком состоянии находится командование полка и какие приказы ему отдаются (разведчик лучше других знал, что вооруженных боевиков в Танги нет), распорядился произвести выстрелы не осколочными, а кумулятивными снарядами — чтобы избежать жертв со стороны местных жителей. Но Федоров хоть и был пьян, сообразил, какие снаряды полетели в село. Выхватив нож, он с руганью бросился на старшего лейтенанта. Тот благоразумно удалился с глаз начштаба, благо что в таком состоянии он не мог за ним гоняться.

Наказывали строптивого старлея совместными усилиями. Багреева вызвали в штаб, где его жестоко избили сам командир полка и начальник штаба, Удовлетворившись, полковник Буданов приказал связать командира разведроты бойцам комендантского взвода и бросить непокорного старлея в зиндан — глубокую яму, затянутую сверху колючей проволокой. Багреев просидел там около суток.

К ночи пьянка стала стихать — пить уже не могли и завалились спать. Командир полка продолжал бодрствовать. Спиртное всегда действовало на него возбуждающе, Буданов становился агрессивным и вспыльчивым, подчиненные старались в такие моменты (а в последнее время полковник пил практически ежедневно) не попадаться ему на глаза. Около часа ночи ему надоело сидеть в штабе, где похрапывали собутыльники и не было новых развлечений. Командир приказал «седлать» БМП: «Едем в Танги», — пояснил он экипажу боевой машины с бортовым номером 391, который уже привык к неожиданным пьяным выходкам Буданова. Визит в село был недолгим — взяли девочку. Восемнадцатилетнюю Эльзу Кунгаеву Буданов заприметил еще во время предыдущих «зачисток». С «чеченской сучкой» не церемонились, ее выхватили из дома, бросили внутрь БМП и привезли прямо к командирскому вагончику.

Что творилось в вагоне командира полка в ту роковую ночь, описывать не стоит — такие рассказы не для слабонервных. Говоря сухим языком расследования, «находясь в состоянии алкогольного опьянения. Буданов Ю.Д. изнасиловал и убил гражданку Э. Кунгаеву». Факт изнасилования подтвержден заключением судебно-медицинской экспертизы.

Все закончилось к четырем часам ночи. Буданов вызвал экипаж БМП номер 391 и приказал увезти труп подальше и закопать. «Концы в воду, и никому ни слова, а то. » — дохнул он перегаром в лица обалдевших солдат. Тело девушки вывезли за три километра от расположения полка и зарыли в землю.

Бурный финал этой истории наступил на следующий день. Похмелье у участников застолья было тяжким — все знали, что произошло что-то страшное, но боялись узнавать подробности. В это время в штабе группировки «Запад» уже узнали от местных жителей, что произошло в танковом полку полковника Буданова. Еще не веря в возможность такого дикого поступка и надеясь в душе, что все это окажется хотя бы наполовину неправдой, в Танги вылетел генерал-майор Герасимов, Первая же минута показала, что надежды генерала были напрасны. Находящийся в состоянии аффекта Буданов отрицал свою причастность к убийству девушки с. пистолетом в руке. Он направлял оружие на генерала Герасимова и грозил ему смертью -похоже, полковник боялся признаться самому себе в страшном преступлении.

Потом он неожиданно выстрелил из пистолета себе в ногу, Еще не протрезвевший начштаба Федоров воспринял выстрел как сигнал к действиям — он поднял по тревоге разведроту и приказал окружить и защищать грудью командира полка от офицеров из группы генерала Герасимова. Казалось, еще чуть-чуть — и он отдаст приказ стрелять на поражение. Обошлось хоть с этим.

Полковника Юрия Буданова, начальника штаба подполковника Ивана Федорова и экипаж БМП арестовали. Заработала военная машина по расследованию, наказанию, предотвращению, доведению и успокоению. Проведены беседы с солдатами и офицерами, на собрании преступные действия командира и начштаба осуждены, организована работа по разминированию окрестных дорог и полей, местным жителям и семье погибшей оказана помощь продуктами питания (представляю. сколько отвалили муки и бензина!). В результате от имени жителей и администрации Танги министру обороны пошло письмо «с просьбой считать конфликт исчерпанным».

В общем, все закончилось, и теперь, надо полагать, подлежит забвению. До новой выходки какого-нибудь буданова. Так проще. Не нужно напрягаться и что-то делать с армией, воюющей в Чечне, Не нужно обращать внимание на физическую и психоэмоциональную усталость офицеров и солдат, на их психические травмы и реактивное состояние, которое может толкнуть на преступление. Не только в Чечне, но уже и после войны, по прошествии многих лет, как это было и до сих пор случается с «афганцами». Синдром комбатанта — человек не может выйти из войны.

Источники:

http://4pda.to/2018/09/23/353662/

http://www.svoboda.org/a/idti-do-konca-perestrelka-aitishnika-i-sotrudnika-kgb-v-minske/31484006.html

http://pikabu.ru/story/kak_boevoy_ofitser_budanov_nasiloval_molodenkuyu_chechenku_6296059

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector